история
современность

Ковроделие

Ковроделие,связанное в основном со скотоводческим хозяйством, издавно существовало в районах Андижана, Самарканда, Кашкадарьи, Сурхандарьи, Бухары,низовьев Амударьи.Оно носило характер домашнего женского производства.Мастерицы владели разнообразной техникой ворсового и паласного ткачества.

Ковровые изделия народов Узбекистана наиболее полно представлены в Музее искусств РУз, Государственном Музее национальной истории Узбекистана в Ташкенте, Музее истории и культуры узбекского народа в Самарканде. Значительное число ковровых изделий республики находится в фондах центральных музеев Москвы и Санкт-Петербуга.

Ковроделие народов Узбекистана отражено в дореволюционных изданиях Фрезера, Боде, Н.Зимакова, А.А.Боголюбова, С.М.Дудина и А.А.Фелькерзама. В советский период большое теоретическое значение для изучения ковроделия республики имели труды М.С.Андреева и М.Ф.Гаврилова, А.А.Семенова, В.Г.Мошковой.

В конце XIX - нач. XX вв. наиболее активными районами ковроделия были горные и предгорные зоны современной Кашкадарьинской, Сурхандарьинской, Самаркандской, Джизакской областей. Ферганской долины и Каракалпакии.

К концу XIX в. ковроделие из домашнего промысла удовлетворяющего внутренние нужды хозяйства становится промыслом товарным, приносящим постоянный доход. В это время появляется и ряд центров по выработке ковров, насчитывавших сотни ковродельщиц, работавших на рынок.

Ориентация ковроделия на рыночный сбыт во многих центрах приводит к снижению технических, а порой и художественных качеств ковровых изделий. Они теряют былую высокую плотность узлов, упрощается и укрупняется рисунок орнементальных узоров.

Исследователи центральноазиатского ковроделия указывают на сложение в этот период нескольких самобытных школ узбекского ковроткачества.

Из ворсовых изделий наибольший интерес представляли андижанские и самаркандские ковры и предметы убранства каракалпакской юрты.

Андижанские ковры вырабатывались киргизским и узбекским населением Ферганской долины.Типичным образцом хыдыршинского ковра второй половины XIX века,в котором раскрывалось своеобразие местных художественных принципов, являлся ковер, центральное поле которого занимает повторяющийся крестообразный мотив, в орнаменте каймы ведущим является мотив "волна".Сдержан колорит - он включает два котрастных цвета: синий и красный. Главным в решении андижанских ковров являлся лаконизм выразительного языка.

Ковры районов Самарканда более разнообразны.Среди них своей оригинальностью выделялись высоковорсные пушистые ковры "джулхирсы"(медвежья шкура).Они имели удлиненную форму и нередко сшивались из узких полос.Узор их чаше строился из геометрических форм, в более ранних встречались как цветочные розетки,так и округло очерченные мотивы рогов.Текучие формы рисунка подчеркивались расплывчатыми контурами узоров,которые создавались редким и высоким ворсом.Ворс ложился,стирая грани узора и цвета,и орнамент приобретал мягкость,присущую самой фактуре ковра.

Другая школа ковроделия по своим художественным особенностям объединяет ковры узбекских племен: найман, туяклы, тюрк, юз кырк, проживавших в районах современной Джизакской области. Их ковровые изделия по техническм данным делились на длиноворсовые джульхирсы-джувараки, коротковорсовые гилямы и безворсовые паласы, шолча, “кохма”.

Ковровщицы этих районов ткали небольшие постилочные ковры, декоративные занавесы “киз гилям”, полотнища для завертывания постели при переездах “бухджому”, ковровые ленты для скрепления остова юрт “кур”, “баскур”, безворсовые шерстянные паласы- “толча”, “кохма”, вещевые мешки - “напрамач”,переметные сумки - “хурджун”

Джульхирсы представляли собой узкие дорожки, которые скреплялись швами в прямоугольное полотнище.

Содержанием орнаментального декора джульхирсов являлись древние символические знаки: кресты, прямоугольники, ромбы, квадраты, треугольники, круги, восьмиконечные звезды, шести и восьмиугольные фигуры, сложные ромбовидные мотивы со ступенчатым контуром и отходящими от него спиралевидными завитками. Они чаще всего были представлены двумя композиционными вариантами. Для одного варианта характерно расположение орнаментальных мотивов ровными продольными рядами, иногда отделяющимися друг от друга узкими полосками. Для другого разработка центрального поля геометрической сеткой с диагональным членением. В обоих композициях едва обозначено каймовое обрамление, у наиболее старинных джульхирсов оно отсутствовало вовсе.

Орнаментальный декор джульхирсов имел четкий графический контур. Количество цветов достигало девяти: различные оттенки красного, коричневый, черный и немного синенго, желтого, белого и серого.

Коротковорсовые ковровые изделия по-своему художественно-образному строю были близки длинноворсовым коврам. Они также создавались в виде нешироких прямых дорожек, сшиваемых в единое прямоугольное полотнище. Орнаментальный декор воспроизводил тот же набор символических знаков, который характерен и для джульхирсов. Они распределялись по поверхности по принципу рапортной или диагонально-сетчатой композиции и обрамлялись орнаментальной каймой. Расцветка таких ковровых изделий чаще всего строилась на основе приема контраста: в одних вариантах узор располагался на темном фоне, в других - на светлом. Поле и орнаментальные мотивы окрашены довольно темными тонами красного, коричнего, синего, зеленого цветов и лишь слегка оживлены небольшим добавлением более ярких тонов.

Среди ковровых изделий амударьинских каракалпаков,предназначенных для убранства юрты,представляли интерес выполненные в комбинированной технике: настенные мешки,торбы для одежды и особенно тканные полосы "бау",которые живописно оплетали юрту.В юртовых дорожках чередовались вытянутые геометризованные медальоны. Узор, выполненнный в ворсовой технике и поэтому рельефный и в то же время линейно-графический по начертанию, красочным силуэтом выступал на светлом и гладком фоне "баскура".

В конце XIX века в ковроделии произошли изменения. Усиление спроса в Европе на среднеазиатские ковры и вызванный ими торговый ажиотаж привел к расширению их производства,к спешке и небрежности изготовления.Творческое отношение заменялось копированием. Рисунок становился суше, схематичнее, мотивы упрощались и искажались неровной стрижкой.Толще становилась пряжа, уменьшалась ее крутка, сырье отбиралось и обрабатывалось менее тщательно.Большое влияние на изменение колорита ковров оказало введение анилиновых красителей.Исчезала мягкость и глубина цвета, тонкость его сочетаний,серебристый блеск ворса. На работу ковровщиц влияли вкусы заказчиков и скупщиков,которые определяли размеры и рисунки ковров. Заказывались ковры колоссальных размеров, для которых мастерицы не находили верных пропорциональных и ритмических решений узора. Ковроделие теряло свои традиции и вступало в полосу упадка.

Разнообразны паласные ткани Узбекистана. В числе их видов кохма-ткань, состоящая из гладких полос разного цвета,терма и гаджари,тканные в узор разными приемами “переборной техники” и орнаментируемые рядами мелких геометрических или стилизованных растительных орнаментов с зооморфными мотивами. Все виды паласных тканей иногда дополняются приемом накладного рисунка.Эта сложная техника, создающая впечатление вышивки, называется бешкашта. Колорит большинства паласных изделий был с преобладанием темнокоричневого тона, и незначительным добавлением различных оттенков красного, синего, коричневого и белого цветов.

Другая школа ковроделия в этот период фукционировала в районах Нуратинского междугорья в среде населения тюркского происхождения. Генезис большинства этих племен восходит к древнему тюркскому племени огузов. Здесь вырабатывали в основном ворсовые, паласные ковровые изделия и в небольшом количестве джульхирсы.

Нуратинские джульхирсы были более крупных размеров нежели джульхирсы Джизакской. На них изображались всевозможные вариации символических знаков. Они располагалисъ рядами по полю джульхирса, расчлененное на черные и красные полосы. Орнаментированное поле джульхирса обрамлялось небольшой каймой. 0бщий колорит джульхирсов 6ыл темно-красный.

Коротковорсовые ковры, известные в этом районе под названием халы, отличались высокой плотностью.На этих коврах чаще всего изображлся орнаментальный узор - калкан нусха. Сетчатое распределение мотивов встречалось крайне редко. Орнаментальное поле ковров обрмлялось узкой каймой. Преобладающие цвета -коричневато-красный темного тона сочетающийся с ярко-красным; зеленый и синий темных тонов.

Безворсовые изделия этой зоны ковроделия ткались на основе техник: кохма, терме, гаржары, бешкашта. В них изображались ромбовидные фигуры в различных сочетаниях и зигзагообразные мотивы. Их красочная гамма построена на сочетании темно-красных и темно-синих цветов.

Третья школа ковроткачества в конце XIX - нач. XX вв. сложилась в Ферганской долине. Ее родоначальниками были киргизы. Они ткали различные ковровые изделия в ворсовой и паласной технике: ковры-гилам, занавесы над дверью- эшик тыш, молитвенные коврики- джойнамоз, мешок для белья-чавадан.

В ворсовых ковровых изделиях зтого периода воспроизводились всевозможные розетки, поданные в различных сочетаниях. Их композиционное расположение по полю было довольно разнообразным: в прямолинейном, чередовании широких продольных полос, в диагональном порядке, сплошным зашивом плотно примыкающих друг к другу орнаментальных мотивов.

Красочная гамма ферганских ковров значительно отличалась от палитры других среднеазиатских ковров.Для нее характерно применение в равных пропорциях красныж и синих глубоких тонов.

Самые искуссные мастерицы этой школы: Сырги Хакимбекова (1894г.р.), Биби Мухамадалиева (1894 г.р.), Джумагул Мирзаева (1889 г.р.), Джан Биби Бигилова (1884 г.р.), Ханым Атабава(1889 г.р.).

Четвертая школа ковроделия сформировалась на территории Кашкадарьинской области у потомков переднеазиатских арабов, осевших в этом районе в 8-14 веках. Основная их ковровая продукция состояла из постилочных паласов, тонких паласов типа кизгилам, вещевых настенных мешков-карчин, торба, переметных сумок-хурджинов, футляров для ножниц, веретен, молитвенных ковриков -джойнамозов.

Техника паласоткачества этих районов отличается высоким совершенством. Паласы ткали на широконавойных станках техникой: кохма, узорной-терме, гаджари, и бешкашта.Основой ориаментального декора этих паласных изделий являлись крупные символические знаки геометрического характера: ромбы, треугольники, зигзагообразные мотивы, трапеции, квадраты. Очень часто они иэображалиоь со ступенчатым контуром.

В их распределении по полю можно выделить несколько традиционных композиций. В одних изделиях орнаментальные мотивы располагались продольными или поперечными полосами разной ширины, разделенных линиями. В других - центральное поле разрабатывалось сплошным узором, образующим сетку. Красочная гамма старинных паласов -араби включала пять-шесть цветов: коричнево-красный, оранжевый, темно-синйй, темно-зеленый, белый и черный. Цвет орнаментального узора и цвет поля трактовались всегда в контрастных сочетаниях.

Из множества прекрасных мастериц этой школы в исследованиях по этому ремеслу зафиксировано лишь имя Рузыми Касымовой (1879 г.р.).

В 1920-е годы в ковроделии, как и в других традиционных ремеслах в следствии экономического упадка происходит снижение производства. В некоторых районах оно прекращается совсем. Производство ковров в этот период оживает в старых очагах их бытования десятками островков, разбросанных по кишлакам Узбекистана.

В целях дальнейшего развития этого вида народного промысла в конце 1920-х годов создаются первые артели ковроделия и паласоткачества. Наряду с этим большое значение продолжало играть домашнее производство. В артелях ткались крупные ковры и паласы более высокого качества, но однообразные по рисунку. В домашних условиях наряду с крупными делалось много мелких бытовых вещей, отличавшихся многообразием назначения и оформления: переметные сумки,настенные мешки, торбы для одежды.

В 1930-е годы отмечается попытка возрождения ковроделия на государственной основе. В эти годы организуются артель “Умид” в Хиве,”Труд женщины” в Самарканде, “Мехнат” в Андижане, “Худжум” в Шахризябсе, “Родина” в Термезе, а также подобные артели в Карши и Ходжейли. Организация ковроделия проходила под руководством опытных туркменских мастериц. Мастерицы артелей копировали узоры с образцов туркменских, кавказских и московских ковров. Местные традиции орнаментального коврового декора почти не использовались.Они развивались лишь в домашнем ковроткачестве.

Во второй половине 1930-х годов делались первые попытки создания сюжетных и портретных ковров.Однако, художественные традиции ковроделия и паласоткачества сохранялись прочно, как и технические приемы.Андижанские ковры сохранили традиционные композиции и колорит.Создавались ковры полихромные и двуцветные, красно-синие,отличавшиеся декоративным лаконизмом.

Созранилось производство ворсовых самаркандских ковров,полихромных с раппортной композицией их многогранных медальонов.Среди них представляли своеобразие "джульхирсы".

В Термезе и окружавших его селениях мастерицы выделывали традиционные туркменские ворсовые ковры типа "бешир","кизил-аяк", "керки", но в значительной мере упрощенно по сравнению с классическими образцами.

В районах Каракалпакии наряду с ворсовыми продолжали выделывать интересные в художественном отношении изделия, выполненные в комбинированной технике, сочетающей многоцветный ворсовый узор с гладким паласным фоном. Наиболее ярко творческое дарование мастериц проявлялось при изготовлении боу - многометровых по длине и узких по ширине полос, которые скрепляли остов юрты.

По всей республике получило широкое распространение производство паласов, традиционных по видам и технике - простых полосатых и узорных: кохма, гаджари, терма, бешкашта, араби.

Повсеместно ткались полосатые паласы, которые сохраняли местное своеобразие и названия (кохма, алоча, алаша, шолча и др.). Узор их строился на котрастном сопоставлении цветных полос,сочетание,ширина и ритм которых бесконечно варьировались.

Во многих районах продолжали ткаться паласы гаджари и терма,нарядные с узорными полосами.Орнамент обычно нешироких полос, подчиняясь им, приобретал изящные, вытянутые формы.Узорные полосы чередовались со спокойными одноцветными, которые контрастируя не только выявляли красоту орнаментальных полос,но и служили паузами для глаз.

Известностью в эти годы пользовались паласы Шерабада. Здесь выделывалиеь узорные гилямы "гажари" и "терма", орнамент которых создавался двухцветной основой и был тонок и изящен, так как подчинялся пропорциям узких полос. Камаши и окружающие кишлаки славились паласами "араби",которые вырабытывались в другой технике: "паласной с зазорами", создающей узор цветным утком.Араби сохраняли крупно-фигурные композиции, как раппортные, так и центрические. Наряду с одноцветным фоном часто поле паласа разбивалось на ряд крупных уступчатых форм разного цвета,которые сами служили фоном для более мелких мотивов, расположенных просторно,с пониманием красоты многоцветного фона.

Развитие ковроделия и паласоткачества в эти годы шло в основном в традиционных рамках и оставалось живым,непрестанно обогающимся творчеством.

В 1950-х годах в содержании ковровых изделий прослеживается тенденция включения в композиции сюжетно-тематических и портретных изображений. Искусственое введение тем и образов станкового искусства в большинстве случаев на было органичным и противоречило художественному принципу ковроделия. В эти годы одновременно наблюдается поиск самобытного художественного стиля.Возрастает интерес к традиционным орнаментальным мотивам и образам.

В области ковроделия и паласаткачества послевоенные годы явились временем восстановления старых и создания новых производств,что было вызвано возросшим спросом на ковры.Ковровые цеха были созданы в артелях:в Самарканде,в Китабе,в Хиве, Андижане, Шахрисябзе, Термезе, Ходжейли.

В Андижане обучение проводилось ткачихами из Оима, прославленного центра хыдыршинских ковров. Изучались рисунки старинных ковров, среди которых для производства отбирались наиболее простые - с использованием в раппортной композиции центрального поля лишь одного мотива. В одних коврах на красном фоне повторялся мотив "чаян"(скорпион), в других - крестообразная форма "московнусха" (московский узор). Сохранялась предельная сдержанность в цвете-контрастное звучное сочетание дополнительных цветов:красного и синего.Таким образом. были начаты поиски возрождения местных традиций ковроделия.

В большинстве вновь созданных ковровых центров обучение проводилось ковровшицами, приглашенными из Туркмении.Владея высоким мастерством,они оказали большую помощь в восстановлении ковроткачества в Узбекистане.Туркменские ковры издавна бытовали у узбекского населения и не были ему чужды, более того, ряд племен, живших на территории Узбекистана и генетически связанных с туркменами, сохранял традиции своего ковроделия.

Традиционная линия развития ковроделия продолжалась главным образом в домашнем производстве.Изготовлялись длинноворсые пушистые джулхирсы.Благодаря узоротворчеству,бесконечной вариации несложных по композиции узоров,они сохраняли ощущение неповторимой свежести.

Возвращение узбекских художников к работе над тематическимим коврами относится к началу 50-х годов.Отсутствие навыков в этой области не могло не сказаться на результате поисков.

Паласоткачество сохраняло большую самостоятельность.Во многих районах продолжалось производство традиционных видов паласов. В Каракалпакии, Хорезме, Сурхандарье, Ферганской долине продолжали выделывать узорные кошмы:красно-серые, бело-черные, полихромные, простые и выразительные, с яркими пятнами орнамента на свободном, активно звучащем фоне или мозаичные.

С середины 1950-х годов усилились поиски новых форм узбекского ковра. Успешно велась работа художниками Хорезма, не знавшего ковроделия в XIX веке и не имевшего традиций. Начинаются поиски, в результате которых были созданы первые хорезмийские ковры. При работе над ними художники исходили из традиций декоративно-прикладного и монументального искусства Хорезма, испытавшего подъем в первой половине XIX века. За композиционную основу бралась форма традиционного среднеазиатского ковра с его замкнутой композицией, с раппортно-медальонным построением узора основного, многорядной орнаментальной каймой.

Мастера Андижана изготовляли традиционные ковры типа "хыдырша", торжественно сине-красного колорита,со спокойным ритмом четкого и силуэтно узорного мотива орнамента.

В Ходжейли выделывались ковры, орнаментированные в духе традиционных каракалпакских ковровых изделий.

В Самарканде, Карши, Термезе, Ходжейли, Хиве продолжали вырабатывать ковры по туркменским и кавказским рисункам с пестрым узором. Но в 1963 году закрываются крупнейшие ковровые цеха в Самарканде и Андижане, так как производство оказывается нерентабельным, а спрос на ковры очень низким.

В конце 1960-х годов происходит обратный процесс.В районах республики, городах, совхозах, колхозах организуются ковровые предприятия. Ковровые предприятия возникли в Термеэе, Джаркугганском, Шурчинском, Узунском и других районах Сурхандарьи. Происходит естественный процесс, высокие локальные традиции ковроделия и мастерство ткачих ранее замкнутые рамками домашнего производства, становятся общим достоянием.

В Самаркандской области продолжают выделываться великолепные пушистые джулхирсы. Бесконечно варьируются их узоры и колорит: от красно-коричневого до сине-красного, очень насыщенного и мажорного.

Интресны поиски мастеров в области паласоткачества разных центров в Карши, Шахрисябзе, Ургуте, Китабе, Хиве.

Высокие традиции паласоткачества сохранялись по всей Сурхандарье. Здесь изготавливаются паласы, выполненные в сложной узорной технике "гаджари" и "терма". В районах Термеза выделывались скромно орнаментированные узорно-полосатые паласы.

В настоящее время живет и развивается искусство ковроделия в Хорезме, в Самарканде, Ургуте, Нурате, Ферганской долине, Кашкадарьинской и Сурхандарьинской областях. Народные мастера создавая новые ковровые изделия заимствуют и возрождают глубокие традиции технических приемов и художественные принципы орнаментации ковровых изделий.

Сегодня творческую деятельность ведут мастерицы из Самарканда Вахида Баткиси, Косимова 3ухра из Сырдарьинской области, Турабекова, Бахринисо, Кулкараева Захира, Рузиахунова Мавлюда из Андижана, Рузметова Нукулжан, Бердиев Тожибой из Хорезма. Некоторые мастерицы сотрудничают о объединением "Усто" и с фирмой "Муссавир"- это мастерица из Каракалпакии Суебаева, в Джизаке - семья Нурматовых С., а также мастерицы из Сырдарьи и Ферганской долины.

Библиография:
Дудин С.М. Ковровые изделия Средней Азии. //Сборник музея антропологии и этнографии, т. 7, Ленинград, 1928.
Мошкова В. Г. Ковры народов Средней Азии конца XIX – начала XX вв. Ташкент, 1970.