история
современность

Традиционная сельская архитектура узбеков

Традиционная сельская архитектура узбеков

У племен узбеков, которые в недалеком прошлом были полукочевыми, вместе с переходом к оседлости и занятию земледелием, также появилось стационарное жилище, однако, не у всех групп в одно и то же время. Районы Узбекистана различаются по своим природно-климатическим условиям. Кроме того, в каждой историко-этнографической области с древних времен складывались собственные культурные традиции. Воздействие исторических и природно-климатических условий вызвало развитие локальных школ народного зодчества. Основными, наиболее самостоятельными и своеобразными, нужно признать ферганскую, бухарскую и хивинскую, а также шахрисябзскую школы, особенности которых выражались в конструкции, строительных приемах, планировке и т. д. Так, например, в Ферганской долине, подверженной разрушительным землетрясениям, распространены устойчивые конструкции стен с двухрядным каркасом; в Хиве, где сейсмическая бальность незначительна, издавна применялся однорядный каркас. Значительное количество годовых осадков в Ферганской долине вызвало необходимость устройства кровли до 40 см толщины; в Хиве, где количество осадков ничтожно, толщина кровли обычно не превышала 10—15 см.

Однако, несмотря на локальные различия, архитектура жилища уз­беков имела единый тип. Это был замкнутый архитектурный комплекс, ограниченный глухими стенами от улицы и соседних владений. Все жилые и хозяйственные постройки окнами и дверями были обращены во двор. Дом и усадьба состоятельного владельца делились на две половины: внутреннюю — женскую (ичкари) и внешнюю — мужскую (ташкари). В первой проходила вся жизнь семьи, вторая, с парадной комнатой (мехмонхона), служила для приема гостей. У ремесленников в ташкари находилась мастерская, там же жили наемные работники. В менее зажиточных семьях для приема гостей-мужчин выделялась только комната с изолированным входом, в бедных же городских домах, а особенно в кишлаках, внешней половины не было совсем. Когда в дом приходил посторонний мужчина, женщины на время его посещения прятались или уходи­ли к соседям.

Во внутреннем дворе были расположены жилые помещения, кухня, кладовые для дров и провианта. Санитарные устройства были на каждом дворе или помещались в проходе между дворами. Основная жилая ячейка состояла из комнаты (уй), передней (дахлиз) и террасы (айвон); число жилых помещений определялось составом семьи. Если у хозяина было несколько жен или женатые сыновья, то для них отводились отдельные жилые комнаты.

Конструкции узбекского жилища были просты и выполнялись из местных строительных материалов. Таким материалом является в первую очередь лёссовая глина (пахса), из которой возводили глинобитные стены, изготовляли сырцовый кирпич (гишт) квадратной или прямоугольной формы, овальные комья гувала. Жженый кирпич квадратной формы, обжигаемый в печах хумдон, применялся почти исключительно в монументальном строительстве (медресе, бани). Из древесных пород на конструкцию стен и кровли шел главным образом тополь. Раствором служила глина; штукатурили глиной с саманом. Для архитектурной отделки помещений в богатых домах употребляли алебастр (ганч).

Дома ставили обычно без фундамента — подготовка грунта сводилась к выравниванию и трамбовке строительной площадки. До середины Х1Хв. цоколь в домах либо отсутствовал, либо делался очень низким; под стены укладывали ряд булыжника или один-два ряда жженого кирпича. Лишь кое-где наличие грунтовых вод и почвенных солей заставляло повышать цоколь и употреблять изоляцию в виде камышовой прокладки. Со второй половины XIX в. в городах крупные торговцы начали строить дома с невысоким цокольным этажом, который использовался в качестве складского помещения. В Бухаре в полуподвальных помещениях, где летом прохладно, а зимой тепло, иногда жили или устраивали здесь мастерскую.

Пол дома приходился почти вровень с землей. Обычно он был земляной, хорошо утрамбованный, иногда обмазанный глиной; в городских домах состоятельных людей его выстилали жженым кирпичом.

Наиболее распространенной конструкцией стен жилища был каркас, состоящий из верхней и нижней обвязки, между которыми укреплялись стойки и подкосы с жердями. Различался каркас однорядный (якка-синч) и двухрядный (куш-синч). Каркас заполняли кладкой из сырца или гуваля. Кладка стен из сырца на территории Узбекистана встречается преимущественно в Фергане. Из гуваля стены возводили тоже главным об­разом в Фергане (притом в восточных ее районах),отчасти в долине Кашка-Дарьи (Гузор). Пахсовая кладка стен применялась в сельских усадьбах.

Плоская крыша покоилась на деревянных балках (устун, болор), поверх которых укладывали мелкие горбыльки (васса); те и другие образовывали открытый ребристый потолок. Поверх васа настилали камышовую плетенку (буйра), затем делали земляную засыпку, довершаемую глиносаманной обмазкой. Вода с крыши отводилась деревянными желобами или керамическими трубами. Саманную обмазку кровли приходилось ежегодно обновлять, что доставляло много забот и требовало немалых расходов.

Скупая внешняя архитектура дома оживлялась воротами, лоджией второго этажа, а иногда возвышающимся над домом затейливым надочажным колпаком с ажурными стенками. Входные ворота в домах крупных городов обычно располагались в нише, иногда с парой стоек и глинобитными скамьями по обе стороны. На ворота бухарских и хивинских домов навешивали бронзовые и железные молотки или кольца.

Жилое помещение — уй — узбекского дома старинного типа имело по фасаду два-три оконных проема и двери (эшик), выходящие в переднюю или на айван. Сходные по форме и размеру двери и ставни (дарча) начинались от пола; различие между ними заключалось в том, что ставни отворялись наружу, а дверь — внутрь. Оконный проем снизу закрывали иногда решеткой или доской; над проемом оставляли фрамугу (тобадон), через которую проникал свет при закрытых ставнях. Тобадон закрывала вделанная наглухо деревянная или алебастровая решетка.

У входа в помещение устраивали прямоугольное углубление (пойгак), куда ставили обувь: по обычаю ее снимали, заходя в комнату. В углу помещался водослив (обрез, адан, ташнав). В Бухаре и Самарканде его покрывали мраморной плитой, в Хиве делали специальные керамические покрышки для водосливов.

Пропорции комнат обычно представляли наиболее простое и удобное отношение 2х3. Размер их определялся числом балок потолка, всегда нечетным (7, 9, 11).

По условиям климата в узбекском жилище издавна видную роль играл айвон (крытая терраса). Иногда его заменяла открытая площадка супа — возвышение из кирпича и глины. В зависимости от сложившейся в каждой области старой традиции айван располагали либо в одну линию с комнатой, либо под углом к ней.

По сложившейся на протяжении веков традиции, семья живет в комнатах только в холодное время года; с наступлением тепла и до самых холодов основным местом пребывания становится айван или двор. Раз­меры дворов неодинаковы, но все они благоустроены, содержатся, как и жилые помещения, в большом порядке и чистоте. Во многих дворах выращены прекрасные виноградники или фруктовые деревья. Развесистые деревья или густой виноградник, который высоко поднимается на деревянные подставки (сури), создают тень и прохладу даже в самое жаркое время дня. В наиболее тенистом месте двора или на веранде стоит обычно большая деревянная тахта. Во многих дворах имеется земляная суфа. В некоторых дворах выстроены удобные красивые беседки (шипанг) , иногда приподнятые над уровнем земли. В них спят, там же — основное место пребывания семьи по вечерам.