история
современность
Статьи

График работы офисов Beeline в праздничные дни

 Beeline поздравляет жителей Узбекистана с праздником Навруз и сообщает о графике работы офисов продаж и обслуживания в праздничные дни.

подробнее

Партнеры

  


 

подробнее

Золотое шитьё

Золотое шитьё

О золотом шитье как сложившимся народном промысле впервые упоминается в 14 в. историком Клавихо, отмечавшем существование в городе Самарканде целого квартала золотошвеев. Золотошвейная одежда I-II-х веков, найденная археологами под Ташкентом и сведения арабских источников VIII в., указывают на существование этого ремесла на территории республики и в более ранний период.

Золотошвейные изделия народов Узбекистана имеются в некоторых зарубежных музеях. Уникальные образцы этого искусства находятся в собраниях Государственного Эрмитажа, Музея антропологии и этнографии им. Муклухо Маклая в Санкт-Петербурге, Музея культуры народов Востока в Москве. Но большая часть золотошвейных изделий хранится в музеях Узбекистана - Государственном музее искусств Узбекистана, Государственном музее национальной истории народов Узбекистана , Самаркандском музее истории культуры народов Узбекистана, Бухарском областном историко-краеведческом музее, Музее прикладного искусства Узбекистана в Ташкенте.

Золотое шитье Узбекистана было предметом исследования в трудах А.А.Семенова, Б.П.Денике, Б.В.Веймарна, Б.П.Корнилова, В.Чепелова, В.С.Затворницкой, Л.И.Ремпеля, О.А.Сухаревой. Специально золотому шитью Бухары посвящены работы П.А.Гончаровой, рукописный вариант которой хранится в Государственном Музее искусств Узбекистана, Е.М.Пещеревой “Бухарский золотошвеи”, М.Бокаевой “Терминология золотого шитья”, А.С.Сидоренко “Золотое шитье Бухары”.

В конце XIX - начале ХХ века центром золотошвейного промысла была Бухара. Из литературных источников известно, что во 2-й половине XIX в. в резиденции бухарского эмира Арке существовала большая придворная мастерская золотошвеев. А в начале ХХ века все значительные заказы выполняла подведомственная мастерская “Закатчи калон”. Кроме того в эти годы уже функционировало более 20-ти крупных частных мастерских. Самой известной среди них была мастерская усто Кори Хасанова. В ней трудились такие опытные мастера, как усто Мирза, усто Юсуф, Ходжа Асрор, Очилди, Бойджон, Абдусалим, Мирзо Шараф, Мирзо Акрам, Барот.

Небольших мастерских, часто ограниченных семейным кругом, было, очевидно значительно больше, чем зафиксировано в исторических хрониках.

Исторические материалы свидетельствуют о том, что золотошвейным ремеслом в этот период занимались, главным образом, мужчины. Но если заказов было слишком много, то в роли помощниц нередко выступали и женщины - близкие родственницы мастеров.

В этот период золотой и серебрянной нитью расшивали множество предметов домашнего обихода : чимиллик (занавес, разделявшая комнату на 2 части), джойнамаз (молитвенный коврик), тахмонпуш (покрывало для постельных принадлежностей), мелкие изделия вроде мешочков для денег, чая, печатей, ножны для ножа, отдельные части конского снаряжения : зинпуш (чепраки), даури (попона), йолпуш (покрывало для седла).

Золотошвейным узором украшали многие детали женского праздничного костюма : пешонабанд (головной налобный убор), сарандоз, румол (головные платки или накидки), кальтапушак (головной убор замужней женщины), курту (платье), зохи-курту (золотошвейная тесьма, обрамляющая передний вырез платья), кальтачу (верхний женский халат), дуппи (тюбетейку), пойча зардузи (женские шаровары), махси (бархатные или суконные сапожки с мягкой подошвой, кауши (туфли с низким задником), попуш (туфли с тонким загнутым носом), паранджу (верхняя одежда типа халата, одеваемая на голову).

Во главе ремесленной организации мастеров-золотошвеев стояли почтенные и влиятельные лица - бобо и аксакал. Бобо (буквально старец), главным образом, ведал вопросами религиозно-нравственного порядка. Полномочия аксакала были более широкие. Он был официальным должностным лицом и представителем цеха в отношениях с эмирским двором и администрацией эмирата, посредником при получении и распределении между мастерскими крупных заказов, улаживал конфликты, возникавшие между хозяином-мастером - усто и наемными рабочими-вышивальщиками - хальфа и учениками-шогирд и т.п.

Основным рынком сбыта золотошвейных изделий являлись народные гулянья “саиль”, которые устраивались в загородных дворцах эмира - Ширбудине и Ситора-и-Мохи-хоса.

Только пройдя длительный курс обучения у цехового мастера и получив от него разрешение на самостоятельное творчество, можно было стать равноправным членом ремесленного цеха золотошвеев. В большинстве случаев ремесло золотошвея передавалось по наследству, но нередко этим ремеслом овладевали выходцы и из других профессий. Как правило, в обучению золотошвейному ремеслу отдавали мальчиков в возрасте 10-12 лет, что сопровождалось определенным церемониалом. За время обучения, которое в среднем продолжалось 4-7 лет, ученик никакой оплаты не получал. По окончании срока обучения, ученик получал разрешение на самостоятельное занятие ремеслом, которое также сопровождалось специальным обрядом “арвохи-пири-мион-бандон” - поминование покровителей ремесла, который устраивался на средства ученика для всех членов золотошвейного цеха.

Для золотого шитья использовались такие ткани, как бархат, привозной и местный, шелк, атлас, кисея, сукно, шерсть, местная полушелковая ткань “алоча”, кожа. Основным материалом для золотого шитья служили различные сорта металлических нитей.

Сохранились сведения, что золотые и серебрянные нити привозились из Индии, Ирана, начиная со второй половины XIX века они в основном стали привозиться из Москвы. “Калёбатун” - так называлась у бухарских золотошвеев и золотая и серебрянная нить. Для обозначения того или иного сорта, мастера добавляли определения “тилло” - для золотой нити, или “сафид” для серебрянной. Для получения золотой нити ее покрывали позолотой. Еще одной разновидностью нитей для золотого шитья являлось “золото” волоченное, известное под названием “сим” - проволочка, белая или позолоченная.

Технология золотого шитья представляла очень сложный многоступенчатый процесс. Материал, выбранный для изделия попадал в руки дворцового закройщика - хосаги бардор, который по существующим образцам и соответствующей мерке раскраивал его. Раскроенный материал поступал к рисовальщику - тархкашу, который свои рисунки представлял эмиру, и только после его одобрения они поступали к золотошвеям. Затем шел процесс подготовки настила под шитьё.

Для этого контур рисунка, который выполнялся черной тушью на плотной белой бумаге, прокалывали иглой, накладывали на толстую бумагу и припорашивали толченным углем. Переведенный рисунок обводили тушью и вырезали. Затем подготовив пяльцы, приступали к нашиванию на них раскроенной ткани. Натянув ткань вышивки и приметав ее к бязевой основе, пяльцы переворачивали и подрезали основу так, чтобы вышиваемая ткань держалась только на полосах бязи, пришитой к боковым брусьям пяльцев. Как правило, мужская и женская одежда, сюзане, покрывала для подушек, молитвенные коврики вышивались в несколько приемов на отдельных пяльцах.

После того, как материал был подшит к основе, приступали к прикреплению узора вырезанного из бумаги. Вышивание начинали с узких полосок “оба”, ограничивающих кайму с обеих сторон, и только после этого заполняли узором основное поле. Распределение узора на ткани являлось наиболее сложным и ответственным делом в общем технологическом процессе.. Специалист по подготовке пяльцев, в обязанности которого входило и распределение узора на ткани, должен был обладать совершенством композиционного построения, чтобы из отдельно заготовленных элементов узора создать единую гармоничную композицию. Когда весь узор на вышиваемый предмет был нанесен, несколько человек приступали к самому шитью. Причем наиболее ответственными частями в одежде считались грудь - саридиль и концы рукавов - нуги-остин, которые для вышивания поручались наиболее искусным вышивальщикам.

Процесс золотого шитья состоял также из нескольких приемов : сначала зашивался узор пряденным или волоченным золотом, затем производилась детальная разделка его крученным или - тофта-дузи или волоченным- сим-дузи золотом, затем нитями “калебатун джингили уруси”, шелком “беришим -дузи”, сканью - золотом, смешанным с шелком. Для имитации ювелирных украшений нашивались и рельефные розетки.

Когда отдельные части одежды были вышиты, их передавали для соединения отдельных вышитых частей и подшива подкладки портным. Сами бухарские золотошвеи выделяли несколько видов золотого шитья : 1) “зардузи-заминдузи” - сплошная вышивка фона золотом, 2) “зардузи-гульдузи” - шитье по рисунку, вырезанному из бумаги, 3) “зардузи-гульдузи-заминдузи” - комбинированная техника шитья, сочетающая два первых вид, 4) “зардузи-беришимдузи” - комбинированное шитье, 5) “зардузи-пулякчадузи” - сочетание золотого шитья с нашитыми блестками.

Орнамент золотого шитья преимущественно растительного характера, реже геометрический. Основными его мотивами являлись розетки, пальметки, кусты, деревья, ветки, вазоны с цветами, миндаль, гранат, черешня, виноград. Исключительный характер носят мотивы с изображением птиц на женских тюбетейках, изготовленных по специальным заказам.

Определенные растительные мотивы, как скажем, “гули - чинни” - хризантема, “гули-кашкари” - кашгарский цветок - свидетельствуют заимствовании бухарскими золотошвеями рисунков китайского фарфора, который издавна завозился в Центральную Азию, и был особенно популярен среди бухарской элиты XIX -нач. XX веков.

Еще один определенный вид орнаментальных мотивов составляют цветочные мотивы, заимствованные с узоров русских фабричных тканей, которые также в большом количестве стали ввозиться в Центральную Азию в три последние десятилетия XIX века. В орнаментальном декоре золотошвейных изделий XIX века постепенно широкое распространение начинают получать мотивы архитектурных памятников: михраб-ниша в мечети, “китеба” - орнамент в форме горизонтальных картушей с надписями, “кошин” - изразец.

В период 1920-1980-х год коренным образом меняются формы организации золотошвейного ремесла и функции создаваемых изделий. Из промысла со специфической, закрытой формой передачи мастерства, отработанным механизмом получения и распределения заказов, исходящих в основном из привилегированных слоев общества он постепенно переходит в сферу массового производства по преимуществу сувенирных изделий.

В этот период основным центром золотошвейного промысла остается также Бухара. В 1920-е годы мастера-золотошвеи были объединены в две крупные артели системы промысловой кооперации. Сначала они украшали изделия и детали узбекского традиционного праздничного костюма - тюбетейки, налобные повязки - пешонабанды, женские жилеты, пояса, туфли. В них, как правило, мастера-золотошвеи использовали традиционные орнаментальные мотивы и композиции, принципы их узорного и цветового построения.

В послевоенный период возникает новый вид золотошвейных изделий крупных монументальных форм. К ним относились большие настенные панно с изобразительными мотивами из современной жизни, театральные занавеси. К созданию таких предметов обычно привлекались профессиональные художники. Они делали рисунок узоров и сюжетных композиций, определяли их расположение. Вследствии этого золотошвейное искусство обрело новое содержание, обогатилось новыми изобразительными мотивами и образами. Вместе с тем у этого явления были и свои негативные стороны : излишняя натуралистичность и иллюстративность изобразительного языка, известная дисгармония с условной природой традиционного орнаментального узора.

Наиболее интересные монументальные золотошвейные работы были созданы по эскизам художника Столярова мастерами : Рахматом Мирзаевым, Пулатом Хакимовым, Гулямом Мухамедовым, Нугманом Аминовым, Нурматом Султановым, Максумом Ахмедовым, Муяссар Темировой, Хайруллой Хамраевым.

С 1960-х годов золотошвейный промысел стал функционировать в системе Министерства местной промышленности. В 1962 г . бухарская золотошвейная фабрика получила новое здание, где стали трудиться более 400-т мастеров и подаляющее большинство - женщины.

Продукция фабрики отражает три направления творческого поиска мастеров. Одно направление продолжает традиционную линию золотошвейного промысла, орнаментальный строй которого во многом насыщен мотивами и образами прошлого столетия. Оно нашло отражение в изделиях узбекского национального костюма. Второе направление продолжает творческий поиск по созданию уникальных монументальных пано и занавесей. Третье направление связано с выпуском вещей сувенирного характера, в которых декоративная функция выходит на первый план. Сюда относятся все возможные игольницы, футляры для очков, косметические сумочки и т.д.

К сожалению, большинство таких изделий, не продуманы по форме и не отвечают требованиям современного производства, низки и их декоративно-художественные качества. И эти изделия никак не отвечают своему сувенирному назначению и не оправдывают тех затрат, которые в них были вложены.

В 1990-е годы золотое шитье становится широко распространенным видом художественного ремесла. Кроме исторически сложившегося центра в Бухаре, оно стал развиваться в Андижане и в селе Мархамат Андижанской области, Учкургане и Касансае (Наманганская область), .), Язъяване (Ферганская область), Самарканде, Ургуте, Карши. Ведущими современными мастерами-золотошвеями являются Бахшилло Джумаев, Саида Акбарова, Табассум Садыкова, Гульшод Бозорова, Гульчехра Пиримкулова.

Библиография:
Махкамова С. Узбекские абровые ткани. Ташкент, 1963.

Источник: Узбекистан//Традиционная культура и фольклор Центральной Азии.

UNESCO Central Asian Intangible Heritage Network. 2004.