история
современность

Новости

Из истории религий и их памятников в Узбекистане (Часть 4) К истории буддизма в Узбекистане (Продолжение)

 - так называется обширная статья с.н.с. МКСК, Д-ра Сергея Савчука-Курбанова (Теги: Сергей Савчук-Курбанов), опубликованная на популярном сайте Новости Узбекистана - http://nuz.uz/kultura в рубрике Культура и Искусство, где сообщается: Продолжая рассказы по истории религий и исследования их памятников в Узбекистане хотелось бы отметить особо, что среди огромного количества материалов, посвященных этой теме очень сложно найти те, которые бы основывались на научных источниках и публикациях.    

 
Поскольку, их можно найти в библиотеках, а на это у журналистов и блогеров нет времени, желания и практических навыков. 
Так же редко кто-то из ученых или других специалистов, утруждает себя написанием научно-популярных и прочих познавательных статей, стилистика и содержание которых доступны для понимания или могут увлечь читателей. 
У большинства профи это всегда в дефиците…. Поэтому, то что публикуется или снимается для ТВ (в текстах сценариев ) зачастую изобилует множеством, мягко говоря, неточностей … и «попахивает» дилетантизмом…, даже если в кадре о чем-то делится мнением специалист…
 
К примеру, рассказывает всеми уважаемый ученый о знаменитом кладе золотых античных, в том числе и ювелирных, изделий, как о килограммах драгоценного металла… При этом, он забывает упомянуть об их особой художественной (как ювелирных украшений с изобразительными сюжетами почти двухтысячелетней давности), исторической и лингвистической (там есть древние надписи на слитках) ценности и т.п.…. Это я об артефактах из Дальверзинтепа (городища на юге Узбекистана, которые заслуживают отдельного рассказа, но об этом позже…) 
 
О некоторых других «ошибках или недочетах», содержащихся также в путеводителях и других справочных материалах, в том числе и брошюрах с картами-схемами городов (к примеру, по Термезу…), выпускающихся для раздачи туристам, постараюсь рассказывать по ходу повествования этой статьи. 
(Многочисленные фотографии и иллюстрации смотрите по ссылке на источник публикации:   http://nuz.uz/kultura-i-iskusstvo/10140-4-i-5-chasti-iz-istorii-religiy-i-ih-pamyatnikov-v-uzbekistane.html)
 
Наряду с этим, обращу ваше внимание, дорогие читатели, на некоторые встречающиеся удивительные, если не сказать – сенсационные и впечатляющие совпадения, которые вероятнее всего не бывают случайными… не только в нашей жизни, но и во время научных исследований… 
 
Предлагаю вашему вниманию некоторые из них:
 
ДЭВАТ-НЕБОЖИТЕЛЬНИЦА и УЧЕНАЯ-РЕКОРДСМЕН… ДВОЙНИКИ (?!) или РЕИНКАРНАЦИЯ (?!)
 
Среди скульптур, обнаруженных на юге Узбекистана в ходе археологических раскопок «загородного буддийского святилища ДТ-1 (I-II вв.) на всемирно известном городище Дальверзинтепа близ г.Шурчи в Сурхандарьинской области, привлекает внимание следующее описание одной из них: 
«… голова девата в обрамлении волнистых кудрей (из кумирни) совершенно эллинистического облика имеет удивительное портретное сходство со своим первооткрывателем Г.А.Пугаченковой». (Смотрите по ссылке на статью: К истории буддизма в Узбекистане. Из истории религий и их памятников в Узбекистане. Часть 3.
 
Но в той публикации не было их фото - для сравнения!… 
 
Исправляем эту «оплошность». Теперь вы можете сами, дорогие читатели, воочию убедиться в этом удивительном портретном сходстве двух персонажей – сакрального, мифологического и нашей легендарной современницы, ученой с мировым именем, с той лишь разницей, что портрет первого двойника был выполнен около 2 тысяч лет назад. А ведь, в буквальном смысле, нашли друг друга! Вот они: 
 
Из истории религий и их памятников в Узбекистане (Часть 4)
 
Из истории религий и их памятников в Узбекистане (Часть 4)
На фото: Сверху - голова скульптуры «девата – небожительницы» - персонажа из буддийской мифологии, ниже - академик АН РУз Пугаченкова Галина Анатольевна (07.02.1915 - 16.02.2007). Причем, в год открытия этой скульптуры, их сходство было еще большим, поскольку, и научный руководитель УзИскЭ была тогда значительно моложе.
 
 
100-летие со дня ее рождения научная общественность нашей страны отметила в 2015 году. 
 
Это самая титулованная в мире женщина-ученый, автор около 700 научных публикаций: монографий, книг и статей, многие из которых были изданы за рубежом. Пугаченкова Г.А. инициатор, научный руководитель и автор многолетних, стационарных археологических исследований всемирно известного городища Дальверзинтепа (и одна из учителей автора этих строк).
 
Будучи доктором искусствоведения и кандидатом архитектуры, она основала первую и единственную не только в нашей республике и регионе, но и на всем пространстве бывшего Союза, уникальную в своем роде Узбекистанскую искусствоведческую экспедицию (УзИскЭ). Она была организована в 1960 года во время раскопок загородного дворца с античной скульптурой двухтысячелетней давности городища Халчаян, начавшихся в 1959 г. , и занималась археологическими изысканиями, а также описанием, анализом и трактовкой памятников культурного наследия с искусствоведческим уклоном. 
 
Результаты работ экспедиции получили мировое признание, благодаря уникальным находкам памятников искусства и открытиям, свидетельствовавшим о богатейшем культурном наследии, оставленном племенами и народами, населявшими благодатные земли Узбекистана на протяжении тысячелетий. 
 
Эти исследования подтверждают документально культивирование многовековых традиций межэтнической и межконфессиональной толерантности на территории Среднеазиатского Двуречья, современного Узбекистана и плодотворного международного сотрудничества.
 
В этом контексте особый интерес представляет изучение и других известных древних памятников буддизма, обнаруженных в том числе и на юге Узбекистана. 
 
Предлагаем вам совершить мысленное (поскольку, они не всегда доступны для экскурсий) путешествие по некоторым из них. И, прежде всего, это…. знаменитый и легендарный….
 
Айртам
 
Городище с таким названием включает несколько памятников (общей площадью 90 га), расположенных в трехкилометровой зоне правобережья реки Амударья в 18 км восточнее города Термез - на юге Узбекистана. 
Часть руин этого буддийского монастыря в 1979 году при строительстве на границе Узбекистана и Афганистана автомобильно-железнодорожного «Моста Дружбы» через Амударью (напротив порта Хайратон) была перекрыта бетонными основаниями этого инженерного сооружения. 
 
К греко-бактрийскому времени (II веку до н. э.) относилось самое раннее, из возведенных здесь монументальных крепостных сооружений – форт. 
 
Форт предназначался для охраны переправы через реку. Поскольку, на этом месте пойма реки ввиду наличия скалистых берегов, которые, к тому же, не размывались, имела самое узкое место (ок.700 м, а в других местах - с лессовыми берегами ее ширина доходит до 1,5-2 км).
 
Руины и основания его стен и послужили фундаментами для буддийского комплекса, возведенного здесь около двух тысяч лет назад. 
 
Но это произошло уже в кушанский период (I-III вв.н.э.), когда в Айртаме складывается крупный буддийский храмово-монастырский центр с комплексом сооружений. 
 
Здания комплекса были украшены скульптурой и архитектурным декором, вырезанными из известняка. 
 
Вблизи него располагались и сооружения хозяйственно-производственного назначения с кирпичеобжигательными и гончарными печами.
 
Многие бесценные археологические находки в прежние годы (до обретения Республикой Узбекистан независимости), вывезенные экспедициями из Москвы и Ленинграда (нынешнего Ст.-Петербурга), стали гордостью коллекций ряда известных музеев в России. 
 
«Айртамский фриз»
 
Особое место среди них занимает, знаменитый «Айртамский фриз», оригинал которого экспонируется в Государственном Эрмитаже (в г.Ст.Петербург, РФ), а его копии (выполненные в 1983 году) украшают экспозицию в Государственном музее истории Узбекистана в Ташкенте.
 
Это были капители пилонов, оформлявших вход в здание буддийского храма, украшенные рельефными скульптурными изображениями. 
 
По мнению академика Пугаченковой Г.А. (высказанному в нескольких публикациях), сюжет Айртамского фриза был связан с «Паринирвана-джатакой» – сказанием об уходе Будды в «великую нирвану». 
 
На фризе высечены погрудные (бюсты) рельефные изображения девушек, игравших на арфе, лютне, флейте, барабанчике или держащих в руках цветочные гирлянды... 
 
Считалось, что эти музыкантши представляли персонификацию гармоничного сочетания пяти «великих небесных звуков», призванных услаждать слух Будды. 
 
А небесные девы, в это же время устилали цветами и освежали ароматами путь этого великого божества.
 
Из истории религий и их памятников в Узбекистане (Часть 4)
Айртамский фриз. Музыканты с барабаном, лютней, арфой и другими инструментами и атрибутами (смотрите также фото ниже) среди листьев аканта. I-II вв.
 
 
В здании находилось помещение целлы-святилища (обычно оно сооружалось с обходным коридором снаружи), ритуал обхода внутри которого можно было совершить по узкому (1,5 м) проходу вокруг квадратного в плане (1,5х1,5 м.) постамента в центре. Он был сложен из кирпича-сырца и оштукатурен ганчем. На постаменте первоначально стоял реликварий (со священными буддийскими реликвиями). Нижняя его часть, выточенная из куска белого мраморовидного известняка, в момент раскопок валялась в углу помещения, а куполовидный, вероятно, верх был разбит вдребезги. «… от …. венчавшего его „зонтика" многоярусной чайтьи... осталось … три разбросанных по комнате каменных фрагмента». 
 
Здесь же, на постаменте, «высилась раскрашенная алебастровая (ганчевая) статуя Будды и, может быть, стояли фигуры его учеников». Фрагменты подобных скульптур найдены в ходе раскопок на других памятниках. 
 
Наряду с этим, в помещении найдены фрагменты карниза, база от колонны и завиток волют, вырезанные из камня. 
 
Святилище, с двух (или даже трех) сторон охватывали обходные коридоры (ширина двух из них равнялась 1,8 м). 
 
В четвертой стороне, видимо, находилось входное помещение, затронутое раскопками в 1933 году. 
 
Ступа в Айртаме
 
Это отдельно стоящее (в данном случае) ритуальное сооружение – памятная (установленная в честь Будды, содержавшая священные реликвии внутри) цилиндрическая башня с куполовидным навершием, сооруженная на квадратном основании. 
 
Рассматривалась исследователями как самостоятельная постройка, поскольку ее связь с близлежащим монументальным зданием ими не была доказана. 
 
Раскапывалась она археологами Б.А.Тургуновым и 3.А.Хакимовым под научным руководством доктора Г.А.Пугаченковой (в 1964 или 1965 г.). Но еще в 1933 г. ее оплывшие руины были предположительно определены как остатки ступы известным археологом М.Е.Массоном (род. 3 дек. 1897 в г.Санкт-Петербург — 2 окт.1986, Ташкент), знаменитым основателем Среднеазиатской школы археологии и кафедры археологии на истфаке САГУ (ТащГУ, нынешнем Национальном Университете Узбекистана им.М.Улугбека. Эта незаурядная личность, всемирно известный ученый и супруг Г.А.Пугаченковой заслуживает отдельного рассказа.
 
На протяжении многих лет после его упокоения – его ученики и коллеги, традиционно устраивали в день его рождения 3 декабря «Массоновские чтения», где выступали с сообщениями о новых археологических открытиях за прошедший год.
 
Находилась эта ступа к востоку от буддийского комплекса в «акрополе», на значительном расстоянии (видимо, не менее 1,0-1,5 км) от него, поблизости от других построек (в частности, примерно в 20 м западнее ступы расчищены остатки сырцового здания с несколькими помещениями, а к югу от ступы - крупная печь для обжига керамических изделий; расстояние между ними было примерно 25 м). 
 
Расчистка ступы показала, что она «имела подквадратный стилобат (9,20 х 8,85 м, высотою 96 см). Он был ориентирован аналогично, как и у башни-ступы Зурмала на городище Старый Термез. 
 
 
Это был первый подобный памятник культурного наследия с бактрийской монументальной надписью, выполненной с использованием эллинистического алфавита, обнаруженный (в 1979 году) на территории правобережной Бактрии – на юге Узбекистана. И единственная (из найденных пока) в мире бактрийская надпись, выполненная на постаменте скульптурного блока с рельефом. Обнаруженная ранее и близкая по времени бактрийская монументальная надпись из городища Дильберджин (Северный Афганистан) была вырезана на каменной плите. 
 
На лицевой стороне этого рельефа из Айртама сохранились фрагментарно две фигуры, справа – женщины (сохр.высота 70 см), слева - мужчины (сохр.высота 38 см). Женщина в длинных драпирующихся одеждах стоит с перекрещенными ногами, опираясь на левую ногу. На ее босых ногах толстые браслеты, украшенные восьмилепестковыми розетками. От мужской фигуры сохранились лишь босые - ступни и голени. Отдельно найдена кисть правой руки одной из фигур.
 
Они стоят на прямоугольном постаменте (78х23х29-32 см). В его верхней части вырезана надпись из шести строк, сохранившаяся частично. 
 
Первоначально текст включал около 350 - 360 букв (по 60 - 65 букв в верхних 5 строках и 51 букву в нижней). 
 
Сохранилось около 260 букв с лакунами (утратами) во всех строках. Это затрудняло чтение и понимание смысла содержания надписи. 
 
Трудности чтения и интерпретации Айртамской надписи связаны еще с несколькими обстоятельствами: слитное, без словоразделов начертание текста (так же, как во всех ранних бактрийских надписях); наличие большого числа повреждений, часть которых трудно точно определить; наконец, крайне ограниченный объем знаний о бактрийском языке.
 
Тем не менее, двум известным ученым Э.В.Ртвеладзе (из Узбекистана) и востоковеду-лингвисту В.А.Лившицу (из России) удалось совершить почти невозможное. Спустя некоторое время они расшифровали текст, предложив следующее его прочтение:
1. Царя Хувишки (был) год правления четвертый, когда "...город (или страну) ...Царь поделил (?)/или подарил(?), дал в дар (?) эту сангху и (??) город...
2. ...это (т.е. сангху – буддийскую общину) основал (установил) Шодийа (и ... который храм привел в порядок/или украсил).
3. ... (святилище???), которое царь нарек (сделал) именем Канишки (?) и кроме того (Шодийа?) в акрополе соорудил для богов большие ворота (?).
4. ... текущая вода/было безводной, (?) поэтому (Шодийа) выкопал (в??).
5. ...Шодийа вырыл и оба (?) божества ею(да) ? были принесены (или пришли).
6. ... и это написал Мирозаде по приказу Шодийа.(1, с. 112 - 115).
 
Т.е. основной смысл содержания текста надписи сводился к тому, что:
- на 4-м году правления Царя Хувишки тот передал в дар городу сангху (т.е. здания буддийской общины-монастыря ), которую основал Шодийа, украсивший (в ней) храм и «(святилище ???), которое царь нарек именем Канишки, и кроме того (Шодийа?) в акрополе соорудил для богов большие ворота (?)», выкопал…» колодец и «оба (? эти) божества … были принесены» туда же «... и это написал Мирозаде по приказу Шодийа».
 
Из истории религий и их памятников в Узбекистане (Часть 4)
Так выглядит (на фото сверху) этот скульптурный блок с шестистрочной надписью на бактрийском языке, выполненной с использованием эллинистических знаков лапидарного (монументального) письма в 4-й год правления кушанского царя Хувишки. Датируется первой половиной II в.н.э.
 
На протяжении последних лет этот уникальный объект экспонируется в Государственном музее истории Узбекистана, куда его взяли на «временное хранение» из научной коллекции Института искусствознания, ученые которого являются авторами открытия этого уникального артефакта.
 
Он был обнаружен в конце 1979 года, когда в археологические раскопки на городище Айртам проводили археологи С.А.Савчук и К.А.Шейко под руководством начальника УзИскЭ Б.А.Тургунова.
 
СТАРЫЙ ТЕРМЕЗ
 
В понятие „Старый Термез" включается комплекс разновременных городищ и отдельных памятников, расположенных в 12 км к северо-западу от современного города Термез. 
 
Причем, возникновение города (кала) на естественной возвышенности, на правом берегу Амударьи датируется учеными серединой 1-го тыс. до н. э. 
 
И имел он прямоугольную планировку (предполагаемая площадь - 12,5 га). 
 
Южная стена этого древнего города, построенная вдоль берега реки, во время какого-то из ее разливов и наводнений, была смыта водой. 
 
Интенсивное обживание города пришлось на греко-бактрийское время.
 
Одновременно складывалась его городская округа, включавшая предполагаемые сельские усадьбы и административно-общественные сооружения. 
 
Руины - крепости- таможни и порта-гостиницы сохранились под холмами Малый Чингизтепа и Большой Чингизтепа. Их раскопки, проводившиеся узбекскими и французскими учеными, дали миру множество интересных открытий. Дошло до наших дней и название города – Тармита, упоминаемое в источниках кушанского времени I-III вв. н. э. Этот античный город, унаследовав планировку своего греко-бактрийского предшественника, продолжал развиваться и расширяться за его пределы в пригороды, защищенные крепостной стеной. 
 
Самым привлекательным для нас является то, что на рубеже н.э. в Северной Бактрии дальнейшее распространение получил буддизм, и важную роль в этих процессах играл Термез.
 
Около двух тысяч лет назад в пригородах Тармиты стали сооружать буддийские культовые комплексы: 
- На северо-западе крупный пещерный центр - Каратепа; 
- На севере – храмово-монастырский комплекс Фаязтепа; 
- На востоке, вблизи стен калы (города-крепости) - Безымянное тепа. На его поверхности найдены фрагменты буддийской скульптуры; 
 
- Далее, на востоке - ступа, известная ныне как „Башня Зурмала" и буддийский комплекс вокруг нее. 
- В этой связи интересно, что 30 ноября 2015 года в городе Термез прошла презентация карты “Историко-культурных достопримечательностей Термеза”.
- Карта разработана в целях расширения туристического потенциала региона, широкого распространения информации о культурных и исторических памятников региона.
- Проект был реализован организацией “OXUS culture” совместно с представительством Гёте-института в Узбекистане и Термезским археологическим музеем на трех языках.
- В карту включены 20 объектов находящих на территории древнего Термеза такие исторические памятники как комплексы Хаким Термизий, Фаёзтепа, Зул-Кифл, Султон Саодат, мавзолеи Кокилдор ота и Имом Термизий, минарет (это грубейшая ошибка в названии, напечатанная в тексте карты и во всех СМИ -на самом деле это буддийская ступа, которую называют еще и башней, но не минаретом - прим. САСК) Зурмала и другие культурные и исторические объекты….(Из публикаций)
 
- Еще одна тайна, которую удалось разгадать, заключается в том, что на Большом Чингизтепе было построено два храма. Один из них буддийский, расположенный посередине, второй же, расположенный выше, был связан с местными божествами. Исследователи полагают, что скорее всего, эти культовые сооружения были предназначены для купцов. 
 
- На Малом Чингизтепа также исследовались буддийский храм, сооруженный в пределах I-II веков нашей эры. Он просуществовал, по-видимому, до середины III века. Т. е. до завоевания войском сасанидского Ирана правобережной части Амударьи. В середине или во второй половине III века Сасаниды разрушили этот храм. 
 
Помимо буддийских памятников в округе находились и крупные сооружения светского характера. На северо-востоке от цитадели крепость (?) Курган. 
 
Северная часть его округи была защищена защитным валом, ограждавшим территорию площадью ок. 263 га. 
 
Интересное предположение археолога Л.И.Альбаума (высказанное им в одной из публикаций в 1985 году) – «об использовании этого вала в качестве акведука», пока не получило всеобщего признания.
 
В IV-V веках северная часть округи Тармиты пустеет. 
 
Прекращает существование храмово-монастырский комплекс Фаязтепа, 
 
Значительно сокращается количество функционирующих комплексов на Каратепа, заброшен Курган. 
 
Разрушавшиеся памятники округи тогда стали использовать для погребений.
 
Между тем сам город в посткушанское время продолжал разрастаться. 
 
К ранее существовавшему пригороду добавляется территория площадью 27 га, укрепленная самостоятельной стеной, продолжающей функционировать и в раннесредневековое время.
 
Город начала VII века описывает китайский паломник Сюань Цзань, отметивший наличие городских стен длиной 20 ли (около 5 км). 
 
Как он упоминает, к моменту его посещения Тармиты здесь (в городе и его округе?) располагались 12 монастырей и ступа, где также проживали около 1000 монахов.
 
Вероятно, еще и эти отличался этот город ко времени появления здесь арабов и их экспансии. 
 
Тогда Тармита стала опорным пунктом их завоевания Мавераннахра.
 
Роль буддизма в Тармите
 
Следует отметить особо, что при великом кушанском царе Канишке (первая половина II в. н.э.) Термез обрел идеологическую функцию, став на несколько столетий основным центром буддизма в Средней Азии.
 
Отсюда на север через Железные ворота в Согдиану, на северо-запад по долине Окса в Маргиану и на северо-восток через горы Памира и Алая в Сериндию (Восточный Туркестан) шли миссионеры, несшие учение Будды в эти области, а также в Китай и Тибет.
 
Исторические источники донесли до нас имена тохаристанцев, проповедовавших буддизм в Китае, переводивших буддийские сочинения с санскрита на китайский язык, строивших буддийские монастыри в китайских городах и воспитывавших здесь учеников из местного населения.
 
Одним из таких выдающихся монахов-буддистов был упасака Чжи Цзянь (первая половина III в. н.э.) родом из Бактрии — Тохаристана. Он проповедовал в столице Китая — Лояне и городе Нанкине. 
 
Китайские письменные источники сообщают о нем, что «телом он тщедушен, а ума палата.
 
В период с 222 по 253 г. он перевел на китайский язык в изысканной литературной форме сорок девять буддийских сочинений.
Другой выдающийся буддийский монах — тохаристанец Дхармарахша в пригороде столицы Китая — Чаньане в период с 284 по 313 г. н.э. перевел более ста буддийских сочинений на китайский язык, основал монастырь, где прошли обучение несколько тысяч монахов. 
 
Дхармарахша обладал феноменальной памятью и знал 36 языков, а среди его особо выдающихся качеств китайские источники отмечают то, что он понял «идею конца перерождения нирваны».
 
Уроженец Термеза — буддийский монах Дхармамитра сыграл выдающуюся роль в утверждении буддизма в Тибете, в переводе на китайский язык буддийских сочинений и их комментарии.
 
Я не случайно подробно останавливаюсь на деятельности этих буддийских монахов. 
 
Духовное влияние буддизма в Термезе
 
Очевидно, что уже тогда, в первых веках нашей эры, в Термезе была создана творческая и интеллектуальная атмосфера, 
подготовившая почву для взлета через несколько столетий столь великой личности, как Мухаммад б. Али Хаким ат-Термези, высоко чтимого в мусульманском мире. 
 
Он был не просто мусульманским священнослужителем, но и блестящим ученым-богословом. 
 
Его сочинения оказали большое влияние на становление суфизма, в сущности которого, как отмечают все ученые, явственно проступают положения буддизма. 
 
Не исключено, что Хаким ат-Термези знал сочинения своих предшественников — тохаристанских буддистов — монахов, написанные как на санскрите, так и на бактрийском языке, который, как и письменность, просуществовал, несмотря на широкое внедрение арабского языка и письменности, вплоть до X—XI вв.
 
Свою важную идеологическую функцию Термез сохранял и позднее на протяжении всего средневековья, и вовсе не случайно хорезмшах Мухаммад, решив освободиться от духовного засилья арабского халифа ан-Насир ли-Дин Аллаха, выбрал своего халифа из рода термезских саййидов, авторитет которых признавал и высоко ценил великий полководец и государственный деятель Амир Темур.
 
Один из виднейших представителей термезских саййидов Абу ал-Маали долгие годы служил исламской вере в родовой вотчине Амира Темура в Шахрисябзе и был удостоен чести быть похороненным в Гумбази Саййидон, рядом с прахом отца Амира Темура и их духовного наставника шейха Кулала.
 
 
КАРАТЕПА
 
Этот культовый буддийский центр ( II-IV вв.н.э.), площадью – 7 га., располагался на 3-х холмах, в северо-западном углу городища Старый Термез. 
 
Он включал свыше 30 храмов и несколько храмово-монастырских комплексов, с сооружениями из пещерных помещений, вырубленных в холмах песчаника. А также наземные строения (из пахсы и сырцового кирпича) с дворами с айванной галереей по периметру. 
 
Ранние пещерные храмы отличались Г-образной планировкой, а поздние - с П-образной.
 
Интерьеры святилищ украшали: - сюжетная и орнаментальная настенная роспись, каменные, ганчевые и глиняные скульптуры.
 
Они воссоздавали сцены из жизни Будды, бодхисатв и других персонажей, а также донаторов – дароносцев, а по-современному – спонсоров-меценатов, жертвовавших определенные средства на строительство буддийских культовых сооружений. 
 
Архитектурный декор был выполнен из мраморовидного из¬вестняка и резного ганча.
 
О выдающемся значении и роли этого буддийского центра в Кушанской империи свидетельствует сохранившееся в одной из, обнаруженных здесь, надписей название - “Кхадева-ка вихара” – “Царский монастырь”, в другой упоминается – «вихара Гулавхара».
 
В надписях также запечатлены имена богословов-проповедников Буддхаширы, Буддхамитры, Дживананди. 
Тибетская буддийская традиция сохранила имя уроженца Термеза (?) или Тохаристана (?). - - буддийского богослова Дхармамитры, написавшего комментарии Винаясутратьики, вошедшие в тибетский буддийский канон.
 
Согласно надписям на кхарошти основной буддийской школой в Тармите была Махасангхика, наряду – Сарвастивадой. (подробную инфо о них можно найти в Интернете)
 
Северную часть КТ занимал наземный монастырь с большой ступой на двухступенчатой платформе, которая на одном из этапов своего существования была богато украшена каменной скульптурой.
 
Некоторые комплексы или их наземные части функционировали в IV-V вв. н.э. 
 
По данным раннесредневекового китайского автора Сюань Цзяна в первой четверти VII в. в городе Термез было более 10 буддийских монастырей и свыше 1000 монахов. 
 
В IХ-ХII веках ряд пещерных помещений обживались отшельниками - суфиями.
 
Более 20 последних лет на Каратепа археологические раскопки проводили сотрудники Института археологии и НИИ Искусствознания АН РУз во главе с Ш.Пидаевым и Т.Аннаевым.
 
Исследования осуществлялись совместно - с японскими археологами, руководимыми профессором Кюдзо Като и в последние годы с корейскими учеными. 
 
На южной, наиболее изученной, и западной вершинах Кара-тепе находились пещерно-наземные комплексы: 
- на первой не менее 15-20, 
- на второй не более 5-7. 
 
Северную же, более низкую и уплощенную, вершину занимали монументальные, целиком наземные (скорее всего - монастырские) строения (см. рис. 3). 
 
Лучше всего пока известны комплексы южной вершины, где раскопками 1961-1991 гг. затронуты и в значительной степени, а в ряде случаев полностью, вскрыты восемь (или девять) из них, получившие обозначения комплексы А, Б, В, Г, Д, Е, Ю и «пещера № 2» (эта пещера вместе с лежащей восточнее, почти полностью засыпанной «пещерой № 1», были связаны с одним или двумя располагавшимися на склоне, южнее их, дворами и входили в состав еще двух или одного комплекса.
 
 
(Продолжение следует)
 
Сергей САВЧУК-КУРБАНОВ
Специально для nuz.uz
Теги: Сергей Савчук-Курбанов
 
Многочисленные фотографии и иллюстрации смотрите по ссылке на источник публикации:
 
05.01.2016

2016-01-06